Собираем все вместе: временная линия

В главе 1 я упомянул о временной линии. Она помогает собрать воедино все понятия. Вот как она выглядит:

• Прошлое, или предшественники, – все, что случилось до проявления поведения, в том числе способы моделирования поведения, ваши инструкции к выполнению, подсказки и условия, в которых поведение могло проявиться.

• Настоящее, или поведение в настоящий момент. Определив позитивные противоположности, вы формируете желательный навык, разбивая его на легко выполнимые шаги. Вы предоставляете ребенку возможность освоить и закрепить отдельные действия. Вы работаете непосредственно над формированием поведения.

• Будущее, или результаты, – все, что происходит после выполнения желательных действий: похвала, внимание, другие формы поощрения.

Собирая вместе эти понятия – временную линию, вы готовите почву для желательного поведения: предваряете его выполнение предшественниками, предоставляете возможность для проявления и затем обеспечиваете значимый для ребенка результат. Воздействие этой последовательности на поведение покажется вам волшебным, но на самом деле никаких чудес здесь нет. Это результат качественных научных исследований, проведенных компетентными учеными.

Временная линия отвечает на многие вопросы, которые приводят родителей ко мне на консультацию: «Я хвалил ребенка до посинения, а до этого использовал таблицу достижений – результат нулевой!» Похвала и система очков – это будущее, только одна из частей временной линии. Это результаты. А где же здесь прошлое и настоящее – не менее важные части? Иногда родители щедро награждают, но в недостаточной мере готовят почву для поведения (Прошлое) или обращают мало внимания на его выполнение (Настоящее). Если похвала и таблица достижений не работают, причина обычно в том, что отсутствуют две первые части временной линии.

Вопросы и ответы

Что ж, я представил вам основные идеи, а вы почти готовы задействовать мой метод воспитания. Давайте теперь разберем некоторые вопросы, которые могли бы у вас возникнуть.

Почему я вообще столкнулся с проблемами? Есть ли в этом моя вина? Я как‑то неправильно воспитываю ребенка?

Нередко матери (чаще, чем отцы) обвиняют себя в непослушании детей. На самом деле причин для самообвинения нет. Это не поможет исправить поведение. Гораздо важнее понять, что подобное самобичевание основано на неверном предположении. Да, вы можете многое изменить в поведении ребенка. Но то, как он ведет себя сейчас, имеет множество предпосылок, и мы не можем сказать, как различные факторы влияют на конкретную личность. Скажем так: научно не доказано, что ваши ошибки – единственная или главная причина непослушания ребенка.



Очень редко можно выделить единственную причину нежелательного поведения ребенка. Обычно причин множество, они взаимосвязаны так, что невозможно установить какой‑то один ведущий фактор. У каждого ребенка, как и у взрослого, свой характер, индивидуальность, способности к социальным взаимодействиям. Кто‑то более чувствителен, сварлив или раздражителен, чем другие. Каждая личность – вселенная, и установить истинные причины тех или иных поступков невозможно. Действительно, вы можете описать свое поведение, и у вас получится весьма сентиментальная история. Но вы не всегда способны объяснить, почему поступили так или иначе, почему с самого детства у вас те или иные интересы, привычки и обыкновения.

Например, люди применяют одни приемы воспитания детей, усвоенные ими от собственных родителей, и отвергают другие. Почему? Почему у вас именно такие недостатки, а не другие? Почему ваш супруг продолжает раздражать вас, например, разматывая сверх меры туалетную бумагу, или постоянно руководит вами, когда вы за рулем? И еще удивляется, что вы беситесь? Мы не знаем, что лежит в основе большинства наших действий, хотя иногда кажется, что их можно объяснить.

Например, очень немногие люди, которых родители били в детстве, становятся преступниками. Если причина преступлений – побои в детском возрасте, почему не все люди – преступники? Но если ребенка били, а он родился с генетическими особенностями, которые определенным образом влияют на функции мозга, шансы на то, что он вырастет преступником, велики. Он проявит криминальные наклонности вероятнее, чем другие дети, подвергавшиеся побоям, но не имеющие таких генетических особенностей. Что стало «причиной» криминального поведения: побои или генетические особенности? И то, и другое – а также ни то, ни другое (по отдельности).



Мы можем решить проблему поведения ребенка, не докапываясь до ее причин.

Поскольку мы говорим об истоках поведения, важно различать первоначальную причину (почему поведение стало для ребенка привычным) и причину проявления (что провоцирует нежелательное поведение в данный момент). Мы не всегда можем узнать первоначальную причину, но способны идентифицировать провоцирующие факторы и изменить их. Именно это родителям следует делать: наблюдать за детьми, чтобы определить «спусковой крючок» нежелательного поведения. Для исправления поведения необходимо изменить этот провоцирующий фактор.

Иначе говоря, мы можем решить проблему, не докапываясь до ее причин. Когда у вас болит голова, вы принимаете аспирин, и боль проходит. Почему у вас разболелась голова? Иногда вам кажется, что вы знаете причину, иногда – нет, но главное, что аспирин помогает. С воспитанием детей та же история. Вы предпринимаете некие шаги по исправлению поведения ребенка и принимаете на себя ответственность за процесс воспитания. Но это не значит, что только вы ответственны за существование проблемы.

Каков принцип этого метода?

Начиная работать над исправлением нежелательного поведения, не пытайтесь найти его причину. У детей богатая психика и эмоции, и не следует это игнорировать. Но в данный момент вас интересует не то, что у ребенка в голове, а его внешние действия и взаимоотношения с окружающими. Все, о чем я рассказал вам в этой главе: позитивные противоположности, положительное поощрение, подкрепляемая тренировка, формирование навыка, торможение, временная линия, – это способы работы над поведением, а поведение – ключ к отношениям с людьми.

Иногда родители трудных детей, тем более страдающих ОВР[5], говорят, что больше не любят своего ребенка. Годы, полные конфликтов и боли, вызывают своего рода эмоциональный развод ребенка и родителя. Чаще всего расстроенные родители замыкаются, становятся инертными и злятся за это на ребенка. Они все еще его любят, но любовь запрятана очень глубоко, под грудой негативных чувств всех сортов. Неизвестно, почему один человек любит именно этого другого человека или почему он отдает свое сердце кому‑то одному. Но мы можем изменить отношения между людьми, которые проявляются в поведении, и сделать так, чтобы дети и родители меньше раздражали, сердили и ранили чувства друг друга. Если взаимоотношения на внешнем уровне (поведение) станут мягче, скорее всего изменятся и глубокие чувства, сохранятся любовь и признательность. Родители имеют в виду именно поведение, когда говорят (после применения моего метода): «Дочь стала другим человеком – раньше была такой капризной эгоисткой. А теперь она такая славная, заботливая девочка». В конце концов они говорят: «Мой ребенок делал Х, Y, и Z, и мы считали его «испорченным». Но теперь он постоянно делает А, В и С и стал совсем другим, заботливым и вдумчивым».

Вот почему нужно работать над поведением. Мы знаем, как его изменить (без обращения к медикаментам). И все остальное тоже изменится, в том числе глубокие чувства, которые мы зачастую считаем причиной нежелательного поведения. Исследования показали, что со временем подкрепляемая тренировка действительно изменяет мозг ребенка. Например, в мозге скрипачей, которые годами усердно занимались, обнаруживают химические и структурные изменения. Эти исследования показывают, что существуют двусторонние, динамические взаимоотношения между поведением и структурой мозга. Поэтому, когда мы целенаправленно изменяем поведение детей, то воздействуем и на их сущность, которую сложно определить и исправить, – на то, что мы называем «эго», внутренним «я».

Почему так происходит? Почему изменение поведения приводит к изменению личности ребенка? Если предположить, что это действительно так, возникает масса вопросов. Каковы будут последствия изменения поведения, столь тесно связанные с личностью ребенка? Не заплатит ли мой ребенок за хорошее поведение утратой собственного «я»? Не вырастет ли он слабаком? Не изменю ли я вместе с поведением его личность?

Давайте разберемся. Во‑первых, почему метод работает: повторяющаяся тренировка закрепляет определенное поведение, делает его привычным, а этот процесс касается и изменений функций мозга. Помните скрипача? Когда ему нужно сыграть ля‑бемоль, он не рассуждает: «Так, для этого мне нужно зажать пальцем квинту точно в этом месте». Скрипач умеет играть, его мозг настроен на этот процесс, и действие выполняется автоматически. Последние достижения науки в области химии и структуры мозга позволяют увидеть процесс формирования связей на молекулярном уровне. Эти исследования только начались и успешно продолжаются. На сегодняшний день можно сказать, что последовательная тренировка изменяет структуру мозга, и мы пытаемся понять, как именно. Но не стоит беспокоиться о том, что мозг ребенка претерпит те или иные изменения после применения методов, описанных в этой книге; любое обучение, любая тренировка поведения изменяет мозг.

Что касается хрупкой личности ребенка, то это преувеличение. Я работаю с детьми, с их способностью к самосознанию и восприятию окружающего мира. Это особый, детский способ взаимодействия с миром. Когда поведение ребенка исправляется, он становится более уверенным в себе, приобретает полезные социальные привычки и умение общаться с людьми. Внутренняя сила человека зависит от его взаимоотношений с окружающими и от того, насколько хорошо он справляется в повседневной жизни. Наука не знает способов изменить внутреннее «я», не говоря уже о том, чтобы «сломать» его. Тем более что «эго» не имеет определенного местоположения в головном мозге, это абстрактное понятие. Но поведение – вещь куда более вещественная, и мы знаем, как его изменить и как изменения благотворно повлияют и на взрослых, и на детей.

Подкрепляя хорошее поведение ребенка, вы не «ослабляете его волю», нет. Это делают скорее доведенные до отчаяния родители, которые кричат и бьют своих детей. Дети родителей, измученных неумелым воспитанием, получают гораздо больше отрицательных эмоций, чем те, которых воспитывают правильно – спокойно и систематически. И я снова и снова буду напоминать вам: мы учитываем мысли, чувства, самосознание детей и родителей, а также другие важные аспекты, не попадающие под категорию поведения. Но воспитание хорошего поведения и конкретных навыков может повлиять на все перечисленное, и это влияние выходит далеко за пределы выполнения тех или иных действий. Например, в семьях, где мы работали над исправлением поведения, заметно снизился уровень стресса родителей. Семейные отношения стали намного лучше. Наши исследования подтверждают наличие связи между исправлением поведения и изменением духовного мира человека, а также жизни всех членов семьи. Исправление поведения – это не принуждение и не давление на ребенка, это способ помочь ребенку научиться взаимодействовать с миром и людьми – способ, который обогатит внутренний мир ребенка.

И наконец, об изменении личности. Важная часть того, что мы называем личностью, – это характер, темперамент, который проявляется уже в момент рождения ребенка. (При виде новорожденного люди говорят: «Никогда не знаешь, кто приедет на этом поезде».) Характер ребенка вряд ли можно сильно изменить в результате поощрения того или иного поведения. То же относится к таким чертам личности, как общительность и добросовестность, которые остаются практически неизменными на протяжении всей жизни. С другой стороны, у всех людей эти черты проявляются по‑разному. Кроме того, изменение поведения ребенка повлияет на проявление черт личности, которые кажутся сугубо внутренними. Ясно, что родители, ежедневно общаясь с детьми, играют здесь основную роль. Родители вносят изменения в поведение детей, даже не осознавая это. Вопрос вот в чем: поможет или помешает развитию ребенка работа над исправлением поведения? Вырастет ли он полноценным, целеустремленным человеком?

Я уже испробовал ряд приемов. Я поощрял хорошее поведение, вел таблицу достижений и все остальные вещи, о которых вы говорите. Ничего не помогло. Почему же теперь эти приемы будут работать?

Они будут работать, потому что теперь вы будете делать все правильно. Кроме того, мы будем использовать результаты качественных научных исследований, которые показывают, как правильно применять эти методы.

Консультируя родителей, я часто замечаю, что главные достоинства этой программы воспитания обращаются в ее же проклятие: хорошо знакомые понятия представляются в совершенно ином ракурсе. То, что я прошу вас сделать для исправления поведения ребенка, не столь сложно, как квантовая механика. Это не волшебство и не мистика. То, о чем я говорю, больше похоже на всем знакомые и известные приемы. Поэтому‑то родители и делают ошибки: им кажется, что они все знают и что‑то подобное уже делали. Но на самом деле успех часто кроется в деталях, а они оказываются новыми и удивительными.

Как‑то ко мне пришла одна мама, которая сказала: «Тайм‑аут не оказывает никакого действия!» Потом выяснилось, что она на целый день заперла ребенка в его комнате – он просидел там всю субботу, даже еду она приносила прямо в комнату. Такие радикальные меры совершенно бесполезны для воспитания желательного поведения.

Когда поведение ребенка исправляется, он становится более уверенным в себе, приобретает полезные социальные привычки и умение общаться с людьми.

Другой ребенок должен был заработать свой обед, убравшись в комнате. Если уборка была недостаточно тщательной, он лишался обеда, а на следующий день – еще и завтрака! Отец называл эти меры «жестокость из милосердия», хотя более точным определением было бы «крик души отчаявшегося отца»: он понимал, что не владеет ситуацией… Однако меры были слишком суровы, радикальны, и их побочный эффект проявился в том, что ребенок стал избегать родителей и не доверять им, проявлял агрессию и т. д. В результате были потеряны все мыслимые преимущества от обучения желательному поведению.

Возможно, вы пришли в ужас от этого примера и подумали: «Я бы никогда так не сделал». Что ж, давайте рассмотрим другие примеры неправильного использования результатов.

Ваш ребенок сделал что‑то очень плохое, и вы на две недели отобрали у него велосипед. Наказание соответствует преступлению, как вы полагаете, и оно должно научить ребенка впредь так не поступать. Но… исследования показали, что вам достаточно лишить ребенка велосипеда на один день или около того – только тогда наказание действительно повлияет на поведение. Таким образом, 12–13 дней из двухнедельного наказания будут бесполезны, они ничего не добавят к его воздействию. Но двухнедельный срок будет к тому же иметь нежелательные побочные эффекты. У ребенка будет меньше возможностей для социализации, он не сможет заработать другие привилегии, демонстрируя желательное поведение, в отношениях ребенка и родителей возникнет напряженность. Отношения будут оставаться натянутыми, как бы хорошо ребенок ни вел себя на протяжении этих двух недель – ведь он все равно не получит обратно велосипеда.

А как вам такое? Вы решили, что ребенок сможет пойти, скажем, на концерт, если в течение следующих двух недель будет делать все уроки (или не получит плохую оценку в четверти, что будет известно через месяц). Такой подход почти всегда малоэффективен. Он не поощряет желательное поведение в течение дня (нет формирования навыка) и не обеспечивает регулярные, повторяющиеся ситуации для демонстрации желательного поведения (нет подкрепляемой тренировки). Мало того, вознаграждение слишком отложено и не может воздействовать на поведение; связь между тремя частями: предшественником, поведением и результатом – очень слаба. Да, большой приз за хорошую, большую работу звучит заманчиво, но это крайне редко работает так, как того хотят родители. Иногда за две недели родители сменяют гнев на милость и разрешают ребенку посетить мероприятие независимо от его поведения: он так этого ждал, и они не хотят разбить его сердце (или выслушивать бесконечное нытье). Такой поворот событий еще хуже. Хотя отложенный суперприз и является плохим положительным стимулом, его незаслуженное получение означает, что вы поощряете невыполнение желательного поведения.

Секрет в том, что успех или неудача зависят от правильного применения приемов. Например, как научиться сажать самолет. Вы сто раз наблюдали, как самолет идет на посадку и наверняка видели по телевизору, что в это время делает пилот. Но даже под угрозой смерти вы не скажете: «Эй, я видел, как садится самолет, и каждый день ставлю машину в гараж, а это почти то же самое. Я могу посадить самолет! Его надо направить вниз, и он приземлится». Вы ни за что этого не сделаете, а спросите: «Что именно я должен делать и в каком порядке?» Есть большая разница между тем, чтобы бренчать на фортепиано, и научиться играть на нем, последовательно и постепенно изучая ноты и отрабатывая технику. Когда у вас в руках самолет, полный пассажиров, или семья, за которую вы несете ответственность, ставки возрастают многократно.

Давайте перейдем к деталям.


sobstvennost-krestyanskogo-fermerskogo-hozyajstva.html
sobstvennuyu-internet-sistemu-kotoraya-budet-rabotat-na-vas.html
    PR.RU™